понедельник, 28 марта 2016 г.

Кроссовки Victory Sportswear для канадского магазина North American Quality Purveyors

Удивительно, как безумная идея японцев из Hender Scheme создавать реплики легендарных кроссовочных силуэтов из натуральной, практически необработанной кожи ценой в районе $1000 задала целый тренд, который подхватили, как крупнейшие обувные компании вроде adidas, Nike и Asics, так и сравнительно небольшие бренды вроде Epaulet, Gustin и Rancourt. Качество материалов, цены и эксклюзивность могут отличаться в разы, однако идея у всех общая: классический обувной силуэт, выполненный из светло-бежевой кожи с огромным потенциалом к благородному старению, которое заключается в изменении цвета под воздействием ходьбы, солнечных лучей, пролитых жидкостей и других факторов. 

К сожалению, несмотря на всю визуальную привлекательность идеи, фотографии реально поношенной обуви из такой кожи всплывают не часто. Исключение составляют разве что Hender Scheme и те самые небольшие бренды, которые перед официальным релизом в реальных условиях проверяют, что из этого может выйти. Последний из подобных проектов - кроссовки Victory Sportswear, изготовленные специально для канадского магазина North American Quality Purveyors (чей сайт на момент написания статьи не работает).

Фото: North American Quality Purveyors

Впервые информация о Victory Sportswear появилась около года назад, когда на выставке Capsule буквально из ниоткуда возник бренд, производящий беговые ретро-кроссовки в США. До этого, на протяжении многих лет единственным американским производителем спортивной обуви оставалась компания New Balance (в самой компании коллекцию Made in the USA называют, как минимум, на 70% американской; в оставшиеся 30% входят, например, подошвы, импортируемые из Китая). Последующий эклюзивный релиз в магазине Nepenthes, за которым, в частности, стоит небезызвестный основатель Engineered Garments Дайки Сузуки, лишь подогрел интерес.

Чуть позднее A Continuous Lean пролил некоторый свет на историю, рассказав, что Victory Sportswear производила кроссовки на заказ для бегунов-энтузиастов на собственной фабрике в Массачусетсе с 80-х годов. Этой информации оказалось вполне достаточно для того, чтобы выйти на компанию Hersey, которая была основана в 1982 году бывшим директором по производству одной из крупных обувных компаний и действительно вручную производила беговые кроссовки на заказ. Более того, в 1985 году Hersey были названы лучшими в мире кроссовками для бега по версии авторитетного журнала Runners World.

В 2007 году основатель Барт Херси решил отойти от дел, продав компанию Стефену Кеосеяну, который, пройдя обучение, продолжил традицию ручного производства. А в 2014 году на Hersey вышли Дэн Хесельтон и Грег Кордейро из New England Outerwear Co, и на свет появился новый бренд со звучным ретро-названием. С тех пор Victory Sportswear выпустила несколько релизов, в частности, со Steven Alan, Maiden Noir и Up There. И само собой, все они в точности повторяли кроссовки, представленные на сайте Hersey. Более того, одна из двух моделей Victory Sportswear - те самые лучшие в мире кроссовки с обложки Runners World. 

Фото: Hersey
Victory Sportswear для Steven Alan. Фото: Highsnobiety

Главное отличие Hersey заключается в ручном производстве. Например, на пятке можно видеть, что накладка вручную пришита к основе подошвы для дополнительной поддержки стопы. Уже не говоря об индивидуальной колодке и подборе определённой плотности основы подошвы в зависимости от потребностей. Крупные компании с массовым производством делают усреднённую обувь, которая в достаточной мере подойдёт большинству покупателей, и в этом факте, как правило, нет больших недостатков. Но индивидуальные особенности строения стопы может учесть только обувь, изготовленная на заказ. Более того, Hersey предоставляет возможность замены подошвы, что существенно продлевает срок службы кроссовок. 

Несмотря на использование стандартных колодок вместо индивидуального заказа, Victory Sportswear стоят примерно столько же, сколько Hersey, что, с одной стороны, вызывает некоторое недоумение, а с другой, объясняется их явной нацеленностью на лайфстайл аудиторию, которая едва ли готова ждать очередной пары кроссовок в течение 24 недель, требуемых на изготовление Hersey с учётом текущего спроса. В то же время, все остальные составляющие - ручное производство в США, качество материалов, силуэт - в Victory Sportswear соблюдены. К тому же, последний бренд имеет возможность пробовать то, что в спортивной обуви просто ни к чему. Например, первоклассную кожу растительного дубления, максимально сохранившую натуральный светло-бежевый цвет. 

Так мы и вернулись к кроссовкам Victory Sportswear, выпущенным специально для North American Quality Purveyors. На мой взгляд, тестовая пара, в которой ходили в течение восьми месяцев, выглядит просто потрясающе. Мне особенно нравится, как вместе с кожей свой цвет изменили и вставки из замши (до конца непонятно, замша ли это или обратная сторона кожи). В результате кроссовки выглядят так, будто их носили целую вечность, и в данном случае это искренний комплимент, а не намёк на то, что им пора на помойку.

На момент, когда я заканчиваю написание этой статьи, сайт North American Quality Purveyors - единственное место, где можно приобрести кроссовки - по-прежнему не работает. Но наверняка вскоре это будет исправлено.

Фото: Heddels
Фото: North American Quality Purveyors
Фото: North American Quality Purveyors
Фото: North American Quality Purveyors
Фото: North American Quality Purveyors
Фото: North American Quality Purveyors
Фото: North American Quality Purveyors
Фото: North American Quality Purveyors

среда, 23 марта 2016 г.

WIWT 23/3/2016

Говорят, больше одной джинсовой вещи в образе, тем более, если они однотонные - перебор. Но во-первых, мне кажется, что светло-коричневые ботинки достаточно сильно контрастируют, чтобы отвлекать внимание на себя. А во-вторых, мне очень нравятся джинсовые вещи.

суббота, 19 марта 2016 г.

Business of Fashion рассказал историю становления бренда Gosha Rubchinskiy

Фото: Business of Fashion

Если раньше бренд Gosha Rubchinskiy был историей исключительно для магазинов вроде КМ20, то за последний год о нём узнали буквально все, начиная от Эйсэпа Роки и заканчивая обычными подростками в глубинке России. Любовь к его одежде во многом необъяснима и невероятна. Моё личное отношение к ней, как ни странно, лучше всего описала одиннадцатиклассница из Екатеринбурга:
"Ну расскажи, почему за такие баблища такое дерьмище"
Прошлой весной, во время поездки в Хельсинки я заходил в магазин Beam, который с давних времён занимает особое место в сердцах интересующихся петербуржцев. К тому моменту туда только-только завезли футболки из коллекции "Арктида", а с прошлого сезона оставалась лишь одна вешалка с последними вещами Kenzo, Raf Simons, Acne и всего в таком духе. Среди прочего там нашлась и дублёнка Gosha Rubchinskiy за смешные 70. Сама она тоже была более чем смешная, с широченным и, на мой взгляд, крайне непрактичным вырезом. Разумеется, все материалы были искусственными, но на ощупь оставляли очень хорошее впечатление (особенно этот мягчайший "мех" с внутренней стороны). Примерив её на себе, я, честно говоря, чуть не влюбился, учитывая её стоимость со скидкой. Да, выглядит, как мои смутные детские воспоминания о 90-х, но сидела она здорово, а при грамотном сочетании её вполне реально вписать в то, что мы называем "повседневным городским гардеробом". В общем, если бы не отсутствие воротника, то я уехал бы в ней.

Та самая дублёнка. Фото: Gosha Rubchinskiy

Мораль истории в том, что относиться к дизайну вещей Gosha Rubchinskiy можно по-разному. Однако куда важнее то, что бренд Gosha Rubchinskiy - это уже не просто одежда, а феномен, явление, которое вызывает интерес даже у самых ярых противников, хотя бы потому что оно родом из нашей страны. И на самом деле, один только этот факт заслуживает уважения.

Дальше идёт вольный перевод статьи, опубликованной на Business of Fashion.

У Гоши Рубчинского не всегда всё было так здорово. Вы наверняка слышали эту историю о московском парикмахере, стилисте и фотографе, который снимал на плёнку своих друзей-скейтеров. В принципе он продолжает заниматься тем же самым и сегодня, но летом 2008 года Гоша впервые попробовал делать одежду. Это были бланковые толстовки Fruit of the Loom с его вышивкой. "Мой друг помог с деньгами на первую коллекцию, чтобы мы смогли сделать несколько рубашек и пару джинсовых курток." 

Первый показ "Империя зла" состоялся на стадионе в Сокольниках и собрал около 600 зрителей. "Я хотел сделать шоу. Оно было не про одежду, а про моих друзей, поколение, энергетику. Никто раньше не делал ничего подобного в Москве. Каждая вещь существовала в единственном экземпляре. Что-то нам удалось продать, что-то мы просто раздали друзьям. Не было ни бизнеса, ни денег." 

Гошу Рубчинского заметила Анна Дюльгерова, бывший редактор российского Vogue, ставшая независимым консультантом. Она позвала его сделать показ в рамках альтернативной недели моды Cycles & Seasons, которую сама запустила в 2009 году. После презентации в не действующей церкви, превращённой в подобие спортивного зала, на Гошу обратила внимание иностранная пресса. "Я начал получать запросы от магазинов из разных стран, но мне приходилось отказываться, потому что все вещи были созданы по одной штуке на размер." 

Зато его пригласили на Лондонскую неделю моды, где он показал 12 вещей, которые произвёл на собственные деньги и сам привёз в чемоданах. Впрочем, вернувшись в Москву без денег, команды и нормального производства, Гоша впал в апатию и решил на время остановиться. "В Москве сложно что-то создать: хорошие материалы стоят дорого, а с таможней одни запары. Я подумывал о том, чтобы бросить всё это." 

И тогда в его жизни возник Эдриан Йоффе, муж Рей Кавакубо и президент Comme des Garçons. Их познакомила всё та же Анна Дюльгерова. Адриан вспоминает: "Я приехал в Москву, и Анна позвала меня на ужин. Она хотела познакомить меня с Гошей. Мне всегда нравилась Россия, постсоветская эстетика и русский язык. Я приезжал туда, как только представлялась возможность, чтобы просто провести время в Москве. Когда я встретил Гошу, то наконец понял, откуда у меня такой интерес. Всё это движение людей, которые наконец получили свободу после распада СССР и горели желанием заниматься искусством - вот, что меня так притягивало. И тогда я подумал, что Гоша - тот человек, которого я искал." 

Эдриан хотел представить Гошу в Dover Street Market, который, в свою очередь, принадлежит Comme des Garçons. "Мы сделали эту коллекцию, только потому что Эдриан оформил заказ. Это был полный провал. Я потратил свои деньги, чтобы произвести её в Сербии. Я не только не заработал, я потратил всё, что было на производство, логистику, таможенные пошлины и в конце концов оказался в долгах." Когда они вновь встретились с Эдрианом, Гоша сказал, что больше не может и что Сербия - это какой-то кошмар. Тогда Эдриан и предложил взять на себя всё производство и реализацию. С этого всё закрутилось. 

Гоша отвечает за всю креативную сторону бренда, однако рамки выставляет Эдриан. "Мы задаём Гоше примерный план: 3-5 курток, 2-3 рубашки, футболки, толстовки, треники и много аксессуаров. Дальше он может делать всё, что угодно." А Comme des Garçons занимается производством, продажами и маркетингом. 

"Я вижу себя в качестве гошиного друга или наставника." - говорит Эдриан - "Конечно, для меня это бизнес, но, в то же время, это и нечто большее, чем просто бизнес. Бренд Gosha Rubchinskiy принадлежит Comme des Garçons. Все права принадлежат нам. Мы производим одежду, платим Гоше и продаём её в Dover Street Market. Само собой, на пару дней раньше, чем другие ритейлеры." 

"У меня не было образования в сфере моды. Я всему научился у Comme des Garçons: как производить, как продавать и как общаться с прессой. Каждый день я чему-то учусь," - говорит дизайнер. С тех пор, как в 2012 году Гоша и Comme des Garçons начали сотрудничать, продажи стали расти. Однако поворотным моментом стал показ коллекции весна / лето 2015, состоявшийся в Париже в июне 2014-го. "Как-то раз он пришёл и говорит:"Нам нужно шоу." Я ответил, что бренд ещё не зарабатывает и необходимо подождать пару сезонов. Но он настоял, и понеслась." 

Сегодня Gosha Rubchinskiy представлен в 150 магазинах по всему миру. "Раньше он продавал 10 футболок своим друзьям. Тираж коллекции осень / зима 2016 составит 50 000 штук, в два раза больше чем ещё год назад." - говорит Эдриан. Всю коллекцию весна / лето 2016, которая предназначалась Dover Street Market, раскупили в течение двух дней. Продажи выросли в 3,5 раза по сравнению с прошлым годом. Лучше всего уходят футболки и аксессуары. "Даже за футболками скрывается смысл. Люди покупают футболки, потому что они хотят быть причастны к Gosha Rubchinskiy, к энергетике бренда и ко всей этой истории. Главная идея - в российской красоте и красоте этого поколения." 

Смысловая нагрузка играет важную роль. Именно поэтому Гоша до сих пор выпускает альбомы вроде Youth Hotel. "Именно его фотографии, его взгляд на постсоветскую Россию привлёк моё внимание. Я вижу в нём не дизайнера, а фотографа, который запечатлевает то, что сейчас происходит. Меня цепляют его искренность и натуральность. Многие смотрят на Supreme, и хотят повторить их успех, однако это кажется надуманным и фальшивым. То, что делает Гоша - оно настоящее. Я считаю, что секрет в том, что его одежда, показы, фотографии - все они последовательны и связаны единой идеей." - говорит Эдриан. 

В июне показ Gosha Rubchinskiy пройдёт во Флоренции в рамках Pitti Uomo. "Мне хотелось чего-то неожиданного. Презентация российской уличной моды на Pitti - такого люди точно не ждут." Вместе с коллекцией Гоша покажет новый фильм и альбом. "Они посвящены итальянской истории и должны открыть Россию для Италии. Это будет история о том, как ему нравятся итальянские архитектура и режиссёры и как ему хочется, чтобы они познакомились с современной российской культурой," - добавляет Эдриан. 

Статья Business of Fashion заканчивается вопросом, куда двинется Гоша, когда мода на постсоветскую эстетику пройдёт. "Я рассказываю о России, потому что я вырос здесь и это то, в чём я хорошо разбираюсь. Но я всегда пытаюсь не ограничиваться только Москвой. Мне хочется чувствовать момент. Я разговариваю на глобальном языке, пускай и с русским акцентом."

Напоследок хочется поделиться репортажем журнала "Хулиган" с первого показа Гоши Рубчинского. Уже в 2008 году этот репортаж рассказал всё то, что мы начинаем понимать только сейчас.

воскресенье, 13 марта 2016 г.

Left Field Greaser | 14 месяцев или 121 день


Мой первый пост о Left Field Greaser вышел уже больше года назад. Тогда я писал о том, что хочется рассказать о нестиранном дениме с обывательской точки зрения, опустив красивые истории о винтажных станках и сконцентрировавшись на банальных вопросах вроде того, через какое время рвутся карманы и что будет, если постирать джинсы так, как это делают все нормальные люди (в стиральной машинке). Следующий материал был посвящён уже истории бренда Left Field и непосредственно моей паре "Гризеров": крой, ткань, детали. Тогда им шёл тридцать шестой день, и к пятидесятому я собирался отчитаться о том, что изменилось, а заодно постирать их впервые. В итоге, спустя год, я надевал их уже 121 раз, но они так и не побывали в стирке, потому что сперва должен был появиться этот пост.

Справедливости ради стоит отметить, что 121 день носки - это не так много, потому что свои прошлые джинсы Rogue Territory Stanton я впервые постирал после 254 дней, а Руди Каррер, так же известный под псевдонимом Swiss Jeans Freak, не стирал свою пару Iron Hart вообще ни разу на протяжении 900 дней. Тем более, 121 день за 14 месяцев: я действительно очень торопился с этим постом и старался надевать "Гризеры", как можно меньше до первой стирки. 

Учитывая тот факт, что я вообще об этом пишу, глупо пытаться убедить вас в том, что меня не волнует, как я ношу свои джинсы. Однако весь этот год я изо всех сил пытался уделять этому, как можно меньше внимания, и "скорая" стирка в машинке была частью моего плана. В конце концов, ведь в этом и заключается главная прелесть денима: с ним не нужно стараться. Едва ли в те времена, когда кроме необработанного селвидж денима других джинсов просто не существовало, кто-то задумывался о контрастных потёртостях и повороте штанин. Люди просто подворачивали джинсы, если они были слишком длинными, и стирали их по мере того, как те становились грязными. То же самое пытался делать и я.

Разобравшись с моими намерениями, можно наконец перейти к тому, что из них вышло.



Как я уже рассказывал, ткань White Oak Cone Denim с самого первого дня отличается мягкостью и не вызывает каких-либо неудобств. На мой взгляд, она идеально подходит для тех, кого отталкивает дискомфорт, обычно ассоциируемый с нестиранным денимом. В то же время, как и любая другая ткань, окрашенная натуральным индиго, White Oak оставляет следы абсолютно на всём, начиная от вещей, которые соприкасаются с джинсами в процессе носки (футболки, длинная верхняя одежда, высокие светлые кеды, носки), и заканчивая окружающими предметами (белые стены, сиденья автомобиля, собственные ладони и др.). 

Следы индиго на бумажке, завалявшейся в заднем кармане, и на внутренней подкладке куртки

Лично я не вижу в этом проблемы: трикотаж легко отстирывается в машинке, а верхней одежде и обуви такие следы лишь придают больше характера. Однако я признаю, что последний аргумент является очень индивидуальным, и понимаю тех, кому подобные сюрпризы могут показаться излишними. Предотвратить их появление можно, предварительно замочив джинсы в воде (чем выше температура воды, тем больше потеря цвета). Американский бренд Tellason предлагает добавлять в воду чашку морской соли и чашку белого уксуса. Не могу ручаться за второй метод, но очевидно, что обычная вода не нанесёт ткани никакого вреда и, в то же время, поможет избавиться от излишков индиго. Последнее вероятно скажется на контрасте потёртостей в будущем, но едва ли это должно беспокоить тех, кого волнуют синие следы.

Как ни удивительно, по прошествии 121 дня носки краситель индиго по-прежнему продолжает оставлять синие пятна. Но цвет ткани за это время естественно начал меняться. Причём, по моим ощущениям, этот процесс начал развиваться достаточно быстро. На фотографии, которую я выкладывал в середине апреля прошлого года, моим "Гризерам" было около 50 дней, и уже тогда было тяжело не заметить чётко выраженный след от кошелька на правом переднем кармане. Что интересно, на левом переднем кармане, где всегда лежит телефон, такого прямоугольника нет до сих пор. Всё дело в том, что телефон в несколько раз тоньше кошелька, поэтому ткань на месте левого переднего кармана практически не растягивается. Вместо этого она сгибается, когда садишься, вследствие чего образуется узор, который в английском языке называют словом whiskering: по форме такие потёртости напоминают длинные кошачьи усы.

След от кошелька на правом переднем кармане
Whiskering на левом переднем кармане
Honey combs под коленями

Что касается другого важного для всех любителей необработанного денима узора honey combs (англ. медовые соты), который со временем должен образовываться в областях под коленями, то к 50-му дню он успел лишь сформироваться. Спустя 121 день краситель индиго только-только начинает стираться, но о каком-то заметном контрасте говорить пока рано. Stacking или потёртости на складках внизу штанин, которые так или иначе сгибаются, соприкасаясь с обувью, и вовсе не начинали проявляться. Отчасти это объясняется тем, что "Гризеры" были слишком длинными (ещё одна особенность большинства небольших брендов: их размеры отличаются только по ширине, тогда как длина всегда одинакова), и, соответственно, мне пришлось их подвернуть, в результате чего штанины редко касаются обуви, и складкам просто неоткуда появиться.

Кстати, о подворотах. Изначально я выбрал Tender Roll, о легенде и преимуществах которого я рассказывал прошлой осеньюНо если с предыдущими джинсами я оставался верен одному подвороту и никогда его менял, то с Left Field я решил руководствоваться логикой: с разной обувью лучше смотрится разная длина штанин. К тому же, мне кажется, что если обычные люди и задумываются о том, стоит ли подвернуть штанину и на сколько, то только по этой причине. Более того, это просто практичнее и продлевает срок службы джинсов. Те, кто долго носил один подворот, наверняка сталкивались с тем, что через какое-то время ткань на месте загиба протирается насквозь. Но если периодически менять место загиба, то такой проблемы легко избежать. Именно поэтому на крупном плане подворота можно заметить горизонтальные линии, свидетельствующие о других подворотах.



Боковой шов
Видны следы от скрытых заклёпок по углам задних карманов и потёртая петля для ремня

Возвращаясь обратно к потёртостям, можно сказать, что наибольшего контраста удалось достичь на мелких деталях, которые чаще других обо что-либо трутся: боковой шов в местах, где заканчивается whiskering; внутренний шов, где друг о друга трутся колени; скрытые заклёпки на задних карманах; петли для ремня. В целом же, цвет ткани по-прежнему остаётся насыщенно тёмным, лишь в местах потёртостей переходя в электрический синий, который у меня больше всего ассоциируется с цветом банки Pepsi. 

Что касается загрязнений, то я бы не сказал, что за год джинсы сильно испачкались и мне приходилось с чем-то мириться. От большинства пятен, которые так или иначе появляются легко избавиться, потерев ткань саму об себя, как бы смешно это ни звучало. Самые серьёзные загрязнения можно наблюдать на подворотах и селвидже, которые принимают на себя всю зимнюю слякоть, и на левой ноге, которую я залил кровью порезанного в новогоднюю ночь пальца. В прошлом у меня был опыт с красном вином, но за ночь оно полностью высохло, не оставив никаких следов. Кровь, в свою очередь въелась двумя ржавыми пятнами, которые хоть и не бросаются в глаза, но всё же присутствуют. Также, можно заметить тёмную полосу на кожаном патче - след от ремня, который с внутренней стороны сам испачкан индиго с прошлой пары джинсов.

Пятна крови
Пятна крови
Кожаный патч со следами индиго, перенесёнными ремнём с прошлой пары джинсов
Протёртый левый передний карман

Пожалуй, последнее, о чём стоит упомянуть - это передние карманы, которые выполнены из произведённых в США двусторонних бандан. Ещё в самом начале я отмечал, что выбранный материал на ощупь кажется тонковатым, но есть надежда на то, что раз сам деним изнутри довольно мягкий, то и карманы будут тереться об него меньше, а значит, служить дольше. Однако чуда не произошло, и примерно к 70-му дню левый карман протёрся наскозь по углам телефона. 

На этом, кажется, можно смело завершить. В следующий раз увидимся после стирки.